19:38 

Harigane [DELETED user]
Название: Признаки привязанности
Переводчик: Harigane
Бета: Мяуша, Bran, Cromo
Оригинал: «Signs of Affection» by Cherry tiger; разрешение на перевод получено.
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/5748882/1/Signs_of_Affecti...
Форма: миди, 2259 слов
Пейринг/Персонажи: Хирума/Мамори, члены команды Devil Bats на заднем плане
Жанр: гет, размышления
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: как далек Хирума от других людей, особенно когда дело доходит до прикосновений...
Предупреждения: и от автора, и от переводчика – возможен ООС
От переводчика: переводила с удовольствием, так как видение автора практически полностью совпадает с моим, а еще тут так хорошо все с мангой перекликается... *_*
Было переведено на Фандомную битву =)

Хирума не нуждался в поддержке, а особенно – в прикосновениях. Ему не нравились объятия, хлопки по спине и даже просто касания рук, выражающие ободрение. Хирума никогда не считал это важным или, тем более, полезным. Ему не нужны были близкие люди, а для того, чтобы получить желаемое хватало собственных воли и решительности.

Всем, в чём Хирума нуждался, был он сам.

Так было, пока Хирума не вступил в мир американского футбола – именно после этого его восприятие стало меняться. Хирума смотрел, как члены команды ободряют друг друга дружескими тычками в плечо, хлопками по спине, и осознавал, насколько важна в команде поддержка.

Хотя сам он по-прежнему в этом не нуждался. Но у них было немало способов стать частью группы, почувствовать себя причастными. Хирума не привык к идее непосредственного контакта для оказания поддержки и мало что понимал в этом. Всегда стремясь сохранять дистанцию между собой и другими людьми, он выражал ободрение единственным способом, который знал: он пинал членов своей команды по задницам.

Курита был первым, кого он так подбодрил, и пришёл в замешательство, когда Хирума сделал это впервые. К счастью, чёртов толстяк врубился безо всяких объяснений, хотя на то, чтобы понять, был ли это пинок от злости или от того, что Хирума – это Хирума, у него ушло несколько месяцев.

Хирума продолжал выражать жестокими способами едва ли не все эмоции, какие у него были. Но он всё так же держался отстраннённо, и одна только мысль о том, чтобы положить руку Курите на плечо, беспокоила его.

Конечно, он мог обвинить в этом отца, который никогда не демонстрировал своей привязанности к нему. Но ему не хотелось заглядывать так далеко в прошлое. Всё это не имело значения, он - Хирума Ёичи, и он будет двигаться только вперёд. Чего бы это ни стоило.

Так было до тех пор, пока не появилась Анезаки Мамори.

Во времена учёбы в школе они сохраняли дистанцию между собой, принимая как факт то, что Хирума - квотербэк, объединяющий команду, а Мамори - менеджер, её поддерживающий. Всю её, включая капитана.

Время от времени Хирума замечал, как она похлопывает Сену по спине, или даже обнимает его. А иногда - берёт за руку и таскает с собой повсюду. Или хватает и толкает себе за спину, держа перед собой метлу, и грозно глядя на квотербэка, что не переставало его развлекать.

Но когда они были вместе, готовясь к следующей игре или изучая другие команды, он понимал, что Мамори постепенно стала действительно близка к нему, хоть и держалась на расстоянии. Это не беспокоило его. На самом деле, он был рад. Он знал, насколько она умна. А она была ненавязчива, понимая, что он сторонится людей, и это показывало, что она уважает его.

Но бывали моменты, когда она умышленно переступала черту, чтобы поддержать его. Первый раз она сделала это во время Смертельного марша, когда на пути к Вегасу он повредил колено. Хирума не ожидал, что Мамори придёт и сделает перевязку. Он смотрел на неё так, будто укорял: «Я думал ты знаешь, что должна держаться на расстоянии».
А она отвечала взглядом: «Я знаю, но сейчас ты нуждаешься во мне».

Он тогда только раздраженно тряхнул ногой, полагая, что это в первый и последний раз. Он продолжал говорить себе, что не должен ни на кого рассчитывать, и в одиночку может всё, что угодно. А то, что хренов менеджер поймала его именно в этот момент - было случайностью..

Но вскоре он обнаружил, что Мамори гораздо умнее, чем он считал. После матча против Shinryuuji «Naga», Хирума, не теряя времени, начал готовиться к игре с Ojou «White Knights». Все его мысли были заняты одним – необходимостью привести команду к победе, из-за чего он пропустил появление Мамори, спрашивающей, болят ли у него мышцы. Она не дотронулась до его спины, как, он знал, она обычно поступала с остальными членами команды, – вместо этого она «прикоснулась» к нему, используя шарф. Он вновь порадовался, что менеджер умеет сохранять дистанцию, пока она не заговорила.

- Не стоит так нагружать себя ради остальных, – сказала она. – Они в порядке. Ты не будешь разочарован.

В этот день он снова принял её поддержку... пусть и не такую, как перевязка.

Хирума не обманывался насчет опасностей, связанных с американским футболом, тщательно наблюдая за играми с десяти лет. Поэтому в том, чтобы быть схваченным или придавленным к земле, он не находил ничего странного, и просто старался не обращать внимание на раздражение.

Как он и планировал, их следующий матч был против Hakushuu «Dinosaurs». Он еще раз напомнил себе, каким жестоким может быть американский футбол, как он привлекает людей, борющихся за господство на поле, и как он сам борется против них и... и что он сам может стать жертвой столкновения. Множество раз Хирума боролся против других игроков, но в этой игре всё будет иначе. Он осознавал как никогда остро, что не так уж и силен, и не так уж способен в сравнении с квотербэками других команд. И если он не будет осторожен, если Курита не удержит линию...

Реакция Мамори, когда он сообщил ей о такой возможности, была иной, чем он ожидал. И когда она разорвала листок со списком замен, который он ей дал, Хирума ощутил острое желание схватить её за руку и остановить, но вовремя сдержался – ведь она оставалась на расстоянии.

- Я знаю, что меня следовало бы уволить как менеджера из-за того, что я только что сделала, – сказала она невероятно спокойно, хотя её глаза выражали другое. – Но я уже порвала его, не читая.

Она бросила остатки письма на пол и прошла мимо Хирумы, не глядя на него.

- Потому что ты точно не получишь серьёзной травмы! – и в этот момент он уловил дрожь в её голосе.

Эти слова запали ему в душу глубже, чем он ожидал, и он не сомневался, что она так этого не оставит. Сняв футбольную форму, он остался возле шкафчиков, чтобы через час увидеть, как она вернулась и подобрала разорванные кусочки письма, не подозревая о его присутствии. Она была спокойна: ни всхлипов, ни красных заплаканных глаз. Вместо этого он увидел на её лице решимость.

Так он понял, что хренов менеджер была определенно той, на кого он может положиться, когда придёт время. Но она была по-прежнему чертовски наивна. Глядя на свою правую руку, вспоминая, как невольно поднял её, чтобы обнять Мамори, он подумал, что она, вероятно, собиралась дать ему пощёчину, но вместо этого порвала письмо.

Хотя Хирума по-прежнему не выносил, когда другие люди дотрагивались до него, к прикосновениям Мамори он стал относиться терпимее, так как они были очень легкими и быстрыми. Она была стремительна, когда пришла перевязывать его. Он мог практически не обращать внимания на неё всякий раз, когда она помогала ему. Так Хирума мог притворяться, что даже в моменты, когда он рассчитывает на неё, он все еще полагается только на себя самого.

Но неизбежное случилось. Во время игры против «Dinosaurs» он сломал правую руку. Всё, казалось, с грохотом обрушилось перед ним. Он помнил, как невыносима была боль, как постоянно мутнело сознание, и как она оставалась возле него, следя за каждым изменением в его дыхании. Спустя некоторое время он услышал, как она упомянула о замене игроков, возможной в течение игры, и ухмыльнулся, подумав, насколько она толкова.

Придя в себя, он понял, как сильно команда нуждается в нём, и каким образом им удастся выиграть. Он поднялся и приказал ей перевязать его руку. В отличие от предыдущих случаев, она действовала медленно, движения её были очень осторожными – она старалась не причинять ему лишних страданий. Хирума не выказывал никаких признаков боли, только тяжёлое дыхание выдавало его. Но Мамори вздрагивала при каждом прикосновении к его руке и быстро обматывала её бинтом. Хирума прикусил губу, чтобы удержать себя от крика, но своими невесомыми прикосновениями Мамори давала знать, что её он не обманет.

Она, конечно же, попыталась отговорить его от возвращения в игру. Он понимал, что не может пообещать ей, что ему не станет хуже, и потому просто прервал её, задав тот самый последний вопрос из их неоконченного пари. Это была единственная уловка, способная переубедить девушку, хотя Хирума планировал приберечь её для более подходящего случая. Смирившаяся и потерпевшая полное поражение, Мамори на время отстранилась от него. Он не чувствовал её прикосновений, когда она помогала ему надевать футбольную форму, он не был уверен, было ли это из-за боли или потому, что она опять держалась на расстоянии.

Когда он вышел на поле и продемонстрировал игрокам Хакушу свою любимую стратегию «Напугай их до смерти», он вспомнил, что ему нужно надеть шлем. Он повернулся к Мамори – глаза её все ещё были полны слез, а его шлем она держала в руках. Мгновение они смотрели друг на друга, а потом он быстро повернулся к ней спиной. Дрожащими руками она надела на него шлем, и он уже собрался уходить, как вдруг... ощутил её руку на своей спине. Он услышал её глубокий вдох, будто она собиралась что-то сказать, но вместо этого только сдавленно всхлипнула.

Это был первый раз, когда кто-то положил руку ему на спину. Ощущения были странными и почти отталкивающими. Но затем он понял, почему она сделала это, вспомнил решительное выражение её лица, когда она собирала кусочки разорванного письма. Неприятное впечатление тотчас исчезло, сменившись пониманием. Этот жест тоже был поддержкой, похожей на ту, которую Мамори оказывала ему всё это время. Но вместе с тем – иной, не той, когда Мамори использовала слова или простые действия. Было очевидно, что в этот раз она потерпела неудачу с ними, и прикосновение было единственным способом, которым Мамори могла показать, что она всё ещё здесь.

А затем он продолжил игру, не оглядываясь назад.

***

Было почти естественно сейчас постоянно ощущать её прикосновения, особенно с тех пор, как они вместе поступили в Сайкёдай. Хирума жил в квартире, от которой можно было пешком дойти до университета, поэтому Мамори постоянно приезжала к нему, чтобы обсудить стратегии и видео разных матчей, или просто чтобы вместе поработать над домашними заданиями. Иногда она даже готовила ужин для них двоих, заявляя, что это позволит им сэкономить время и деньги. Затем они занимались, сначала просто сидя рядом, а потом прислонившись спиной, будто это действительно значило, что они прикрывают друг другу спину.

Иногда она ночевала у него, и тогда он позволял ей спать на своей кровати, а сам занимал диван. Но летом Мамори настаивала, что Хирума должен работать вместе с ней, сидя на его кровати, так как там они могут делить недавно купленный им вентилятор, сохраняя деньги за электроэнергию. Хируму поначалу это мало интересовало, поскольку это было не так уж важно, но, в конце концов, он согласился – когда жара стала невыносимой и отвлекающей. Они занимались до самого утра, пока не засыпали на кровати, прижимаясь друг другу, так как постоянно забывали выключать вентилятор или укрыться одеялом.

Несколько лет назад Хирума счёл бы всё это очень напрягающим. Мамори пересекла черту, которую он тщательно проводил столько раз, что, казалось, уже давно должен был полностью отдалиться от общества. Но ощущение Мамори рядом стало таким привычным, что он иногда терялся без её присутствия в квартире. К примеру, когда она была занята своими делами или ходила гулять с друзьями вроде Сузуны, настаивавшей, что такими темпами Мамори давно могла бы уже переехать к нему.

А вскоре он привык и к её губам. Поначалу было неловко, так как Хирума впервые проявил инициативу, чтобы показать свою привязанность. Это случилось в его квартире, где он не боялся любопытных глаз. Когда Мамори гордо сообщила, что она обработала все данные, которые он дал ей недавно, и что она должна быть вознаграждена, он подался вперёд, а потом быстро отпрянул, почти ожидая, что она будет ругаться или возможно даже смеяться над ним.

Вместо этого она удивлённо посмотрела на него, как если бы он ударил её. Решив, что он должно быть сделал что-то не так, он повернулся, собираясь уйти, но был быстро схвачен за руку и притянут к ней. Его это удивило – ведь это значило, что его броня пробита, – но всё, что по-настоящему его интересовало в тот момент – это то, что Мамори хотела того же, что и он.

Это произошло, когда его руки привыкли ощущать её. Слияние с ней было похоже на взрыв чувств, которые он никогда не считал возможными. Их тела рядом друг с другом, его руки и губы, жадно исследующие её, его язык, танцующий с её языком... Каждый трепет, каждый вздох, каждый стон – всё было ново для него, но он наслаждался каждым чёртовым моментом, каждым грёбаным ощущением, которые испытывал, прикасаясь к ней.

Проснувшись утром, он почувствовал некоторое ошеломление от осознания, насколько он изменился. Он всё ещё помнил, как непостижимо было для него когда-то прикасаться к кому-то, не говоря уже о том, чтобы позволять кому-то дотрагиваться до него. Он по-прежнему помнил, как убеждал себя, что, несмотря на важность поддержки, он не позволит никому ободрять его и что единственный, в ком он нуждается для продвижения вперёд, – это он сам.

Погруженный в размышления, Хирума неожиданно почувствовал, как Мамори придвинулась ближе, и это напомнило ему, что он не один. Он машинально обнял её, ощущая тепло чужого тела. И тогда он вспомнил, что именно она научила его тому, что простое прикосновение может выразить больше чувств, чем слова, подбодрить лучше, чем любое другое действие.

Он пока не привык выражать привязанность и поддержку через прикосновения, но был уверен, что узнает больше об этом рядом с ней. Хирума притянул Мамори ещё ближе к себе, упёрся подбородком ей в макушку, улыбнулся и понял, что рад тому, что повстречал её когда-то. Но тем не менее, он твердо намеревался обвинить её в их опоздании на первую пару.

@темы: fanfic

Комментарии
2012-03-09 в 00:45 

Bianchi
~ Абстрактная свобода, как и другие абстракции, не существует
это замечательно)))

2013-04-15 в 19:41 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Bianchi, спасибо)

2014-04-30 в 22:32 

Varaeva
Ах, ах и снова ах!
Прекрасная работа, оплодирую стоя.
:heart::heart::heart::heart::heart:

2014-05-01 в 15:14 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Varaeva, благодарю =)

     

Deimon's Devil and Angel

главная